Студенческие протесты, которые изменили мир: последствия студенческих протестов и акций

Стыдные вопросы про май 1968-го Чего добились французские студенты? Почему этот год стал переломным для всей Европы? — Meduza

Полицейский бросает баллончик со слезоточивым газом в протестующих в Париже, май 1968 годаWorld History Archive / Alamy / Vida Press

Ровно 50 лет назад, 10 мая 1968 года, в центре Парижа студенты воевали с полицией: на улицах Латинского квартала возникли двухметровые баррикады, почти всю брусчатку на бульваре Сан-Мишель разобрали. Столкновения продолжались до глубокой ночи, в результате были ранены сотни человек. Подавленная властями студенческая демонстрация стала лишь одним из эпизодов французского мая 1968-го — месяца, который начался со студенческих волнений на одном из парижских кампусов, а закончился многомиллионными забастовками и сдвигами в коллективном сознании, навсегда изменившими французскую и европейскую политику и культуру. «Медуза» рассказывает основное, что надо знать о французских протестах мая 1968-го и их последствиях.

Весенние события начались на кампусе Парижского университета в Нантере — требуя от администрации вуза выполнить свои требования, полторы сотни студентов оккупировали одно из зданий.

Вскоре после этого кампус был закрыт — но волнения охватили другие парижские университеты, а затем распространились на другие города Франции.

Обратите внимание

После разгона студенческой демонстрации в Сорбонне и ареста нескольких десятков активистов к протестам присоединились рабочие крупнейших французских предприятий (например, заводов Renault), профсоюзные и правозащитные организации.

Люди выходили на улицы, чтобы поддержать студентов, а также выразить собственный протест против сложившейся во Франции системы отношений между властью (во всех смыслах этого слова) и обществом. В итоге студенческие протесты спровоцировали крупнейшую в истории страны стихийную забастовку: на пике в ней участвовали почти 10 миллионов человек.

Чего хотели студенты?

Поводом для начала выступлений в Нантере стала предложенная в 1966 году реформа университетского образования. В частности, новые правила регулировали режим в общежитиях и утверждали раздельное проживание для девушек и молодых людей. Разумеется, противники демонстраций говорили, что причина конфликта — излишняя сексуальная озабоченность французских юношей и девушек.

В реальности режим в общежитиях стал скорее формальным поводом для того, чтобы молодежь зафиксировала свое недовольство как отношением к себе со стороны руководства университетов, так и устройством французского общества вообще.

Многие активисты в той или иной форме разделяли левые взгляды; реформа образования одним из них казалась происками капиталистов, другим — наступлением на студенческие свободы.

Росту недовольства способствовали, в том числе, демографические и политические факторы. Участники протестов 1968 года были первым послевоенным поколением.

Следствием демографического бума, который пережили после окончания Второй мировой многие страны, стал резкий рост количества молодежи (в частности, во Франции количество студентов с 1958 по 1968 годы выросло втрое).

К политическим факторам часто относят усталость от режима де Голля: генерал пришел к власти на фоне политического кризиса и войны в Алжире и через десять лет, казалось, не собирался никуда уходить.

Оппозиция переживала кризис, смена власти в результате выборов выглядела маловероятной и радикальная молодежь считала де Голля чуть ли не диктатором. Патерналистское отношение университетского руководства к молодежи рифмовалось с застоем в политической жизни.

Как развивались события?

На протяжении первых месяцев 1968 года администрация кампуса в Нантере отказывалась идти на уступки студентам, в мае и апреле нескольких активистов задержала полиция.

2 мая руководство Нантера распорядилось приостановить занятия и закрыть кампус.

Уже 3 мая протесты переместились в Сорбонну: к акции солидарности местных студентов вскоре присоединились десятки учащихся Нантера, которым больше было некуда пойти.

Вечером 3 мая ректор Сорбонны отдал приказ разогнать демонстрацию и обратился за помощью к городским силовикам. Чтобы разогнать триста протестующих в университетском дворике студентов прислали полицию и спецназ, которые принялись задерживать их, применяя дубинки. Против действий полиции и арестов выступили профсоюзы студентов и университетских преподавателей.

Важно

В организованном профсоюзами марше солидарности 6 мая приняли участие 20 тысяч человек. Участники направились к Сорбонне; полицейские, дежурившие в оцеплении вокруг университета, при приближении демонстрантов побежали на них с дубинками. В ходе столкновений участники марша начали сооружать баррикады и бросать в полицейских булыжники, те отвечали слезоточивым газом.

10 мая полиция и спецназ встали на пути очередного шествия, не пустив демонстрантов на левый берег Сены, где расположена Сорбонна. В ночь на 11 мая новые баррикады было решено взять штурмом.

Всю ночь протестующие (их было уже около 40 тысяч) дрались с полицейскими; в центре Парижа жгли машины и вскрывали мостовые. В столкновениях пострадали сотни человек, в том числе 250 полицейских.

Более 500 активистов были задержаны.

Французский спецназ на улицах охваченного протестами Латинского квартала, Париж, 25 мая 1968 годаReg Lancaster / Express / Getty Images

Почему к студентам присоединились рабочие?

После разгона баррикад, который в прямом эфире освещало французское радио, симпатии значительной части общественности окончательно перешли на сторону студентов. Жесткие действия полиции осудили многие деятели культуры, а 13 мая крупнейшие профсоюзы Франции объявили забастовку и марш солидарности в Париже. В нем участвовал миллион человек.

В отличие от прошлых шествий, полиция не пыталась остановить демонстрантов; премьер-министр Жорж Помпиду пообещал отпустить всех арестованных и возобновить занятия в Сорбонне.

Это, однако, не помогло снизить протестную активность — наоборот.

Студенты университета объявили о захвате Сорбонны «Оккупационным комитетом», в Париже и других городах одна за другой начали возникать новые организации, требующие передать под народный контроль учреждения и предприятия.

Первой крупной забастовкой на предприятии стал захват рабочими авиационного завода Sud Aviation под Нантом 14 мая. К 16 мая более 50 заводов и фабрик по всей Франции оказались под контролем бастующих.

17 числа в забастовках и демонстрациях участвовали 200 тысяч человек, 19-го — уже два миллиона. К исходу следующей недели по всей стране бастовало почти 10 миллионов человек.

Рабочие шли на улицы под политическими лозунгами, требуя отставки правительства, президента и даже профсоюзного начальства — за его чрезмерную готовность к компромиссу с властями.

Студенческие волнения и забастовки продолжались до 30 мая. Власти пытались договориться с бастующими и предлагали значительное повышение зарплат, демонстранты отвечали отказом, требуя отставки правительства и проведения досрочных выборов.

29 мая Шарль де Голль тайно покинул Францию — как выяснилось спустя много лет, президент уехал в Западную Германию, чтобы заручиться поддержкой французского оккупационного корпуса на случай, если ему придется силой выдворять демонстрантов из Парижа.

Что изменилось после протестов?

Источник: https://meduza.io/feature/2018/05/10/stydnye-voprosy-pro-may-1968-go

Названы студенческие протесты, которые изменили мировую историю

В мировой истории много примеров студенческих протестов – разве не столько же, сколько протестов крестьянских, буржуазных или пролетарских.

Иногда студенты просто отстаивают свои права, иногда борются не только за себя, а за права всего общества.

Парижский университет, 1229 г.

Один из первых студенческих протестов, зафиксированный в истории, прошел в Парижском университете. Он начался с того, что во время гуляний накануне Пепельной Среды студентов избили и выбросили из таверны. Они вернулись с дубинами и устроили погром.

Совет

Студенты, тогда изучали богословие и жили по законам церкви, тогда имели неприкосновенность перед законом, но регентшей Бланка Кастильская позволила страже их наказать. Некоторых, случайно или намеренно, замучили до смерти.

 Студенты ответили забастовкой и разъехались по другим учебным заведениям, или поехали по домам, что ударило по городской экономике. В результате университет получил от папы Григория IX буллу “Parens scientiarum”, что гарантировало независимость от любой местной власти и содержало его под папской защитой.

Забастовка стала важным эпизодом борьбы церкви и светской власти, одним из символов борьбы “города и мантии” – то есть, власти и студентов.

Вильнюсский университет, 1831 г.

Старейший университет Восточной Европы даже после разделов Речи Посполитой, даже под российской властью оставался центром национального образования Литвы. Общество филоматов, “любителей наук”, которое образовалось как литературно-самообразовательное сообщество, в скором времени приобрело политическую и патриотическую окраску.

В него входили Адам Мицкевич, Игнат Домейко, Ян Чечот и многие другие знаменитые сегодня белорусы. Российским властям такое товарищество не понравилось, “процесс филоматов” со 108 подсудимыми стал крупнейшим судом над студентами тех времен. Но суды и наказания, видимо, не решили дело. В 1830-31 гг.

запылало большое восстание под лозунгом восстановления Речи Посполитой. Чтобы придушить его, Россия бросила немалые силы, произошло немало баталий. Царь заподозрил, что студенты и преподаватели, которые еще недавно устраивали студенческие группы, принимали участие в восстании, и решил расформировать университет.

Жесткие меры к землям Речи Посполитой привели к следующему, еще большему восстанию 1863-64 гг.

Западный мир, 1968 г.

Экономический рост и возрождение после кровавой Второй мировом войны не дали миру жить спокойно.

Обратите внимание

В США студенты протестовали против Вьетнамской войны, во Франции – против безработицы, в ФРГ – против жестокости полиции в отношении студентов и за свободу слова, в Мексике – против неразумной политики президента, который тратил миллионы на Олимпиаду, словно не замечая бедность страны, в Польше – от протестов против запрета спектакля по “Дзядам” Мицкевича до борьбы с правительством, которое ради дружбы с СССР боролось с собственной культурным наследием. Прежние выступления студентов в Чехии привели к недолгой Пражской весне. В 1970 г. американские студенты ответили на расстрел демонстрации в Кентском университете забастовкой по всей стране, в котором приняли участие 450 учебных заведений, а столкновения и погромы произошли в 16 штатах. В конце 1960-х гг. молодежь почувствовала себя настоящей политической силой, студенты выступали не только за свои академические свободы, но за социальную справедливость, мир во всем мире и нонконформизм, против пуританской морали и расизма. Западному обществу пришлось принять мировоззрение, которое выросло из протестов молодежи: мировоззрение более левое, толерантное и свободомыслящее.

Афинский политехнический университет, 1973 г.

С 1967 г. Греция жила под диктатурой Хунты, при режиме Черных полковников, который боролся со всем “слишком либеральным”. Студенты Афинской политехники выразили протест против планов полковников вмешаться в университетские выборы.

Полиция попыталась разогнать демонстрацию – и та в ответ охватила весь центр греческой столицы. “Свободные осажденные” студенты, которых поддержали и другие афинцы, начали строить баррикады, а полиция получила поддержку войск и начала стрелять.

В штурме университета задействовали даже танки, жертвами стали 24 убитых и тысячи раненых. Как результат – антиправительственные выступления по всей стране и в конце концов падение режима, новая конституция, парламентская республика.

Еще долгое время университеты Греции запрещали вход полицейским на свою территорию – только с единогласного согласия совета преподавателей и студентов.

Тяньаньмэнь, 1989 г.

Система Мао Цзэдуна в Китае ослабевала с конца 1970-х гг., коммунистическая страна позволила себе рыночные реформы экономики и небольшую политическую либерализацию.

Студенты видели реформы дома, наблюдали за изменениями за рубежом – и думали, что Китай в реформах отстает от мира, в том числе от Советского союза с его политикой “гласности”. В 1989 г.

генсек Компартии Китая Ху Яобан, которого считали искренним реформатором, умер от сердечного приступа, что стало поводом для очередного собрания сторонников перемен.

Важно

 На площади Тяньаньмэнь вырос палаточный городок, в котором были и студенты, и интеллектуалы, и простые рабочие, а протесты были уже не только против торможения демократических реформ, а и против коррупции, безработицы, инфляции.

Для разгона палаточного городка власти применили войска, в том числе танки для прорыва баррикад, расстреливали демонстрантов без разбора. Китайское правительство говорит о 200 жертвах, некоторые правозащитники и историки насчитывают до 7 тыс. убитых. Китай остался коммунистической диктатурой, в китайском интернете по запросу “Тяньаньмэнь” покажут что угодно кроме расстрела демонстрантов, но люди помнят. Возможно, благодаря протестам конца 1980-х гг. китайское правительство пошло в конце концов на реформы, благодаря которым нынешний Китай – одна из главных экономик мира.

Источник: https://bykvu.com/bukvy/15947-nazvany-studencheskie-protesty-kotorye-izmenili-mirovuyu-istoriyu

7 демонстраций, которые изменили мир

Менять мир при помощи демонстраций пробовали множество раз, иногда это действительно работало.

7 февраля 1907 года в Англии прошло знаменитое выступление суфражисток – борцов за предоставление женщинам прав, которое получило в истории название Марш грязи.

Демонстрируя свою выносливость и способность наравне с мужчиной противостоять жизненным тяготам, женщины с чувством месили грязь зимнего Лондона. В «грязном движении» приняли участие студентки, художницы и представительницы рабочей среды.

Демонстрация достигла своей цели, вызвав сильный резонанс в консервативном британском обществе. Впоследствии, подобные выступления суфражисток выросли в феминистические протесты.

Международный женский день 8 марта празднуется во всех странах мира, но до сих пор нет однозначного мнения о том, что положило начало этому празднику.

Существует популярная версия, что традиция отмечать Международный женский день была положена в 1857 году «маршем пустых кастрюль», который провели работницы текстильной фабрики в Нью-Йорке, протестуя после низкой зарплаты и тяжелых условий труда.

Считается, что эту демонстрацию приурочили к 8 марта только в 1955 году, чтобы разорвать тесную связь женского праздника с коммунизмом. Ведь доподлинно известно, что 8 марта 1908 года состоялся митинг о равноправии женщин, организованный нью-йоркской социал-демократической женской организации.

Совет

Ровно через два года в честь этого события известная коммунистка Клара Цеткин предложила учредить международный женский день, когда прекрасная половина человечества сможет устраивать митинги и привлекать внимание к своим проблемам.

История английской колонизации Индии – это история непрекращающегося унижения и ущемления прав индийского населения. Первая мировая война обострила и без того нелегкие отношения между британскими колонистами и местным населением.

Трудящиеся были недовольны ухудшением своего положения, высокими налогами и ростом цен, запретом носить оружие, несмотря даже на то, что Индия поставила англичанам около 985 тысяч солдат.

Последней каплей в этой чаше гнева стал закон о соляной монополии, который запрещал выпаривать морскую соль без специального разрешения и тем самым, лишал многих местных жителей средств к существованию. В ответ местное население во главе с Махатмой Ганди провела мирную протестную акцию, получившую название «соляной поход».

Небольшая группа вначале превратилась в огромную толпу, которая в процессе 390-киллометрового похода выпаривла соль, без уплаты налогов. Ганди был арестован, но в результате годовых протестов его освободили. Соляной бунт стал мировой сенсацией и одним из первых действенных шагов к независимости Индии.

Всем известна знаменитая фотография, на которой хиппи кладет цветок в дуло направленного прямо на него автомата. Это фото было сделана на знаменитом марше хиппи в Вашингтоне 17 апреля 1965 года. «Дети цветов» выступили против войны во Вьетнаме.

Читайте также:  Бакалавриат в канаде: специфика, стоимость, как поступить

Это была первая и последняя мирная анти-вьетнамская демонстрация, которая, к сожалению, не возымела должного эффекта на американскую власть.

Но всего лишь один пойманный кадр стал символом всех последующих многочисленных выступлений против этой неправомерной войны.

Обратите внимание

В общефранцузскую забастовку переросли студенческие выступления 1968 года во Франции, получившие название «Красный май».

Протесты начались с требований отмены цензуры, изменений программы преподавания; продолжились стремлениями сместить авторитаризм президента Шарля де Голля, а закончились призывом отмены экзаменов, прекращением войны во Вьетнаме, увеличением порции спагетти в кафетериях.

Как вспоминает очевидец событий французская актриса Элен Шателен – «Они сами не знали, чего хотели. Это был момент глубокого кризиса. «Красный май» оказал огромное влияние на движение хиппи и «сексуальную революцию», став переломным моментом между старыми традиционными порядками и свободным современным миром.

«Марш на Вашингтон» — мирная акция протеста, состоявшаяся в Вашингтоне 28 августа 1963 года. От 200 тысяч до 300 тысяч человек прошли маршем к мемориалу Линкольна, где Мартин Лютер Кинг произнёс речь, получившую название «У меня есть мечта».

Около 80 % участников марша были афроамериканцами и 20 % — белыми и представителями других рас. Надо сказать, что в успех марша верили не все.

Накануне марша многие молодые чернокожие радикалы считали, что марш на Вашингтон завершится бесполезным пикником у мемориала Линкольна, Малколм Икс называл его “Фарсом на Вашингтон”. Ветераны движения опасались, что марш завершится массовым побоищем со стороны полиции и армии.

Правительство беспокоилось, что митинг перейдет в бунт, но все обошлось. По итогам марша власти были вынуждены принять Закон о гражданских правах (1964), запрещавший сегрегацию в общественных местах, и Закон об избирательных правах (1965), устанавливавший равные права на выборах для афроамериканцев.

Падение Берлинской стены стало возможным благодаря многочисленным протестным акциям, проходившим в Берлине в конце 80-х годов. 9 ноября 1989 года, выступая на пресс-конференции, которая транслировалась по телевидению, представитель правительства ГДР Гюнтер Шабовски огласил новые правила выезда и въезда из страны.

Согласно принятым решениям, граждане ГДР могли получить визы для немедленного посещения Западного Берлина и ФРГ. Сотни тысяч восточных немцев, не дожидаясь назначенного срока, устремились вечером 9 ноября к границе.

Важно

Пограничники, не получившие приказов, пытались сперва оттеснить толпу, использовали водомёты, но затем, уступая массовому напору, вынуждены были открыть границу. Встречать гостей с Востока вышли тысячи жителей Западного Берлина. Происходящее напоминало народный праздник.

Ощущение счастья и братства смыло все государственные барьеры и преграды. Западноберлинцы, в свою очередь, стали переходить границу, прорываясь в восточную часть города. Так закончилась эпоха.

Источник: https://russian7.ru/post/7-demonstraciy-kotorye-izmenili-mir/

Что означают протесты в России для Путина

Воскресенье, 26 марта, в Москве было солнечным весенним днем, прохладным, но ясным, и к тому времени, когда я добрался до Тверской улицы, тротуары уже заполнились людьми, шедшими в сторону Пушкинской площади и в сторону Красной площади и башен Кремля.

Они вышли на акцию протеста во главе с Алексеем Навальным, самым искушенным и самым популярным оппозиционным политиком в России, который объявил этот день общенациональным днем борьбы с коррупцией.

Свой протест собравшиеся выражали скорее просто своим присутствием, чем какими-то конкретными действиями: несколько человек держали в руках плакаты, время от времени с разных сторон доносились лозунги, однако главным выражением политической позиции людей стало их присутствие.

Формальным поводом для этих демонстраций в Москве и в других городах стали доказательства коррумпированности уже давно потерявшего свое влияние премьер-министра Дмитрия Медведева, которые Навальный и его помощники опубликовали в интернете.

Ранее в марте Навальный опубликовал доклад, в котором он рассказал о множестве резиденций Медведева, его роскошных яхтах и других дорогостоящих вещах, которые Медведев сумел скопить за эти годы и за которые частично платили российские олигархи посредством фальшивых благотворительных фондов.

Однако воскресные демонстрации также стали доказательствами нарастания чувства усталости и недовольства в российском обществе, ощущения того, что по прошествии 17 лет у политической системы Владимира Путина уже заканчиваются аргументы, позволяющие оправдывать ее монополию на власть.

Коррупция в официальных кругах оказалась гораздо более убедительным поводом для выхода на акции протеста, чем защита гражданских свобод и борьба с фальсификациями на выборах.

Речь уже идет не столько о каких-то абстрактных политических свободах, сколько об унижении, которое испытывают простые люди, узнавшие, что их премьер-министр приобрел виноградник в Тоскане, тогда как реальные доходы россиян в среднем упали на 12% с 2014 года.

Московская мэрия не одобрила маршрут демонстрации — она предложила организаторам акции использовать один из парков, расположенных за пределами центра города — и предупредила, что она не будет нести ответственность за любые возможные негативные последствия несанкционированной демонстрации.

Совет

Однако это предупреждение не смогло отпугнуть людей. На Тверской было довольно трудно оценить размер собравшейся толпы, однако можно с уверенностью сказать, что туда пришло несколько тысяч человек. Реакция властей оказалась хаотичной и непоследовательной.

Подавляющее большинство участников акции беспрепятственно гуляли по улице в течение нескольких часов.

Однако Навального — у которого с собой была пара кроссовок Nike, при помощи которых он хотел сделать акцент на одном из своих обвинений в адрес Медведева, который, по словам оппозиционного лидера, использовал подставную компанию, возглавляемую верным ему человеком, чтобы купить себе пару кроссовок — полицейские задержали спустя всего несколько минут после его прибытия.

Рядом со зданием Центрального телеграфа, где я стоял, люди проходили, не встречая на своем пути никаких препятствий, но у Пушкинской площади сотрудники ОМОНа в черных бронежилетах и касках арестовали несколько десятков человек, предварительно их избив.

К концу дня в Москве было задержано около тысячи человек — гораздо больше, чем в 2011 и 2012 годах, когда в городе проходили демонстрации подобного масштаба.

Полиция арестовала даже репортера издания Guardian: его доставили в полицейский участок, и ему предъявили обвинение в проведении несанкционированного митинга.

Меня поразило то, сколько молодых людей присоединилось к маршу протеста.

В период предыдущей волны масштабных демонстраций в Москве в акциях принимали участие в основном представители среднего класса столицы — образованные профессионалы, которым было немногим за 20, за 30 и за 40.

В это воскресенье в глаза бросилось присутствие множества старшеклассников и студентов.

«На акциях против коррупции 26 марта было много школьников и студентов — еще ни разу так массово на оппозиционные митинги и шествия они не выходили», — написал независимый новостной сайт Meduza, на который работают одни из лучших российских журналистов. «Подростку достаточно легко испытать чувство зависти, неопределенности, недосказанности и выйти, попытаться что-нибудь сделать», — сказал 17-летний Константин, объясняя, почему он пришел на эту демонстрацию.

Комментируя устойчиво высокий рейтинг одобрения Путина, многие аналитики и журналисты указывают на то, что подавляющее большинство россиян узнают новости благодаря государственным телеканалам.

Молодые россияне гораздо реже обращают внимание на контролируемое государством телевидение, и создается впечатление, что у Кремля пока нет надежных инструментов воздействия на этот демографический пласт, не говоря уже об их политических взглядах. Даже Life News, прокремлевский сайт, был вынужден признать эту новую реальность.

Обратите внимание

В своей статье, опубликованной в понедельник, 27 марта, под названием «Телевизор, прощай», автор колонки признает, что «телевидение, скорее ориентированное на возрастную, даже пожилую, часть населения, совершенно упустил активную и молодую аудиторию».

С точки зрения автора, воскресные протесты представляют собой «крайне тревожный и серьезный звоночек» для кремлевских чиновников. «Телевизор сбоит, и его неэффективность как массового “агитатора и организатора” будет только нарастать».

Newsweek Polska27.03.2017Русская служба BBC19.03.2017Hufvudstadsbladet27.03.2017Delfi.lt28.03.2017Российскую молодежь можно назвать по-настоящему «путинским» поколением: те молодые люди, которым меньше 25 лет, попросту не помнят других российских лидеров. Однако — то же самое случилось в период перестройки 1980-х годов — власти, по всей видимости, утратили свое влияние на молодежь и больше не говорят на их языке. Две недели назад в сети появилось весьма примечательное видео беседы старшеклассников и директора одной из школ Брянска — провинциального города, расположенного в 300 километрах от Москвы. Старшеклассникам прочитали целую лекцию после того, как один из них предложил своим одноклассникам прийти на антикоррупционный митинг в Брянске.

Тон директора школы был угрожающим и раздраженным. «То, что он делает, это чистой воды провокация, понимаете? Вы еще не понимаете этого», — говорит она подросткам. Они возражают ей. Один из них говорит: «Из-за Крыма, что мы отобрали». Другой говорит о доказательствах присутствия российских военных на востоке Украины: «Видео ходят, вы представляете».

Спор между директором и подростками идет по кругу: директор пытается напугать их перспективой гражданской войны и беспорядков, а учащиеся отвечают ей разговорами о «справедливости», которую они понимают как жизнь, «когда власть заботится о людях, об обычных гражданах, а не о своих миллионах».

Потеряв терпение, директор спрашивает, сделали ли Путин и Медведев жизнь подростков хуже. Нет, отвечает один из них, но «они просто засиделись». Ни той, ни другой стороне не удалось убедить своих оппонентов, но высказывания подростков звучат более уверенно и здраво.

В голосе директора звучат нотки дезориентации, недовольства тем, что она отстала от жизни и больше не может легко пользоваться той властью, которая была у нее прежде.

Источник: https://inosmi.ru/social/20170328/238981046.html

Студпрофсоюзы

В то же время, Министерство образования и науки, хоть и заявляет, что не согласно со всеми предлагаемыми Минфином нововведениями, но подтверждает, что академическую стипендию должны получать только те студенты, у кого высокие успехи в обучении, а именно, у которых нет троек.

Также в Минобразования считают, что академические стипендии крайне необходимы на специальностях, обучение на которых государство хочет популяризировать и стимулировать, в частности на педагогических.

Кроме того, министр образования и науки Лилия Гриневич выступает за получение социальной стипендии большим количеством студентов, которые нуждающихся в ней.

В свою очередь министр социальной политики Андрей Рева отметил, что стипендия – это не социальная, а поощрительная выплата. По его мнению, стипендия была введена для стимулирования молодых людей лучше учиться, и лишать ее студентов неправильно. Рева подчеркнул, что сэкономленные средства на оптимизации выплат будут не такие большие, чтобы позволить сбалансировать государственный бюджет.

У студенческих профсоюзов и организаций самоуправления свое мнение на этот счет.

Как студенты отнеслись к инициативам Минфина? Какое их видение на систему реформирования выплаты стипендии?  И на что готово студенческое движений, если государство к ним не прислушается Українські Новини узнали у председателя первичной профсоюзной организации студентов Национального технического университета “Киевский политехнический институт” им. авиаконструктора Игоря Сикорского Андрея Гаврушкевича, председателя Студенческого парламента КНУ им. Тараса Шевченко Татьяны Федорчук и  президента Украинской ассоциации студенческого самоуправления Никиты Андреева.

Какая ваша позиция? Вы вообще против реформирования системы выплат стипендий и вас удовлетворяет сегодняшнее состояние вещей, или вам не нравятся инициативы, которые предлагает Министерство финансов?

Андрей Гаврушкевич:Надо разобраться, что предлагают Минфин и Минобразования, так как на последнем круглом столе они начинают юлить, якобы оны не хотят уменьшать финансирование, а хотят изменить систему начисления. Но это не так.

В письмах, которые Министерство образования на основании писем Минфина, разослало на ВУЗы четко прописано, что на 2017 год не нужно учитывать стипендию полностью.

Важно

А тут оны, когда мы уже начали пресс-конференции, подняли общественность, они начали менять риторику, якобы хотят изменить систему.

Татьяна Федорчук:Как только появилась информация о том, что будут отменяться стипендии, мы отреагировали негативно, так как такое вводить нельзя, понятно с какой точки зрения. Но мы согласны, что реформировать систему начисления стипендии нужно, так как она уже устаревшая, она не эффективная и она требует реформ.

Никита Андреев: Относительно идеи реформирования, то мы, безусловно понимаем и согласны, что система является неэффективной, та, которая есть сейчас. Мы готовы обсуждать ее изменение при условии, если расходы общестипендиального фонда не будут сокращены.

Какие именно изменения вы считаете необходимыми и оправданными?

Андрей Гаврушкевич:Мы поддерживаем, что нужно изменить систему, даже не то чтобы нужно менять, новая система уже есть в законе “О высшем образовании”, но опять же, наше правительство, в первую очередь Минфин и Минобразования, его не исполняет. Например, на сегодняшний день стипендия насчитывается, если студент получает бал 4.

0 и выше, а они говорят о рейтинговой системе, так извините, мы это поддерживаем, это как раз и есть в законе “О высшем образовании”. Там четко прописано, что стипендия назначается по рейтинговой системе, в частности не от бала, а согласно рейтингу по специальности.

Есть специальности технические, где круглым отличником почти нереально стать, но луди там, даже получая тройку, могут становиться Нобелевскими лауреатами. Есть гуманитарный факультет, где легче обучатся, и на таких факультетах почти все отличники и там почти 90% получают стипендии, а на технических – порядка 40%.

Но если сделать рейтинговую систему, то по закону не меньше чем 2/3, фактически это 67%, студентов по этому рейтингу получат стипендии.

Татьяна Федорчук:В нашем университете уже введена рейтинговая система по закону “О высшем образовании”, согласно которой не более 75% студентов должны получать стипендию. После летней сессии мы уже получаем стипендию по новой системе, и никаких проблем у нас в университете нет. И на данный момент я другой системы предложить не могу.

Но действительно она нас немножко не удовлетворяет, так как очень маленькая разница между стипендиями полных отличников и тех, кто учится хуже. Ведь нужно мотивировать тех людей, кто закрывает все на пятерки.

И также мы обеспокоены тем, какая стипендия по деньгам, ведь 830 гривен сейчас это, вы сами понимаете, не те деньги, на которые рассчитывают студенты.

Читайте также:  Как написать и оформить список литературы диплома по гост 2018: примеры, источники, требования, образец

Никита Андреев:Наша концепция заключается в том, чтобы действительно разделить стипендии на академическую и социальную. По социальным, подумать какие категории ее должны получать, а не так как предлагает Минфин, что у кого родители получают меньше зарплату, тем студентам и выплачивать стипендию, так все начнут скрывать свои доходы.

По академическим стипендиям мы предлагаем отойти от советской пятибалльной системы и перейти к стобальной европейской и обеспечивать стипендиями не за 4.0 среднего бала, а по рейтинговой системе. В частности, в рамках курса лучшие студенты по рейтингу будут получать стипендию.

Также в законе “О высшем образовании” сейчас предусмотрено, что стипендия должна быть не меньше прожиточного минимума.

Если все же министерства не прислушаются к вам и система выплат стипендий будет изменена без учета ваших требований, студенты готовы продолжать отстаивать свои позиции? Какие методы вы для себя видите, возможно, планируются какие-либо акции или, например, студенческая забастовка?

Андрей Гаврушкевич:Наша позиция профсоюза, что образование – это не расходы, образование – это инвестиции, как и во всех странах мира. Вот как сейчас страна вложит в образование, то мы и получим на выходе через 10-20 лет.

Совет

А тут говорят о развитии страны, а какое тут развитие, если ПТУ фактически уничтожили, сейчас фактически идет уничтожение образования.

Если будет сокращение бюджета, и студентов будут оставлять без стипендий и не будет диалога и конструктивного понимания, у нас не останется ничего другого, как выходить на акции протеста, другого варианта нет.

Татьяна Федорчук: Конечно же, студенты прореагируют на сокращение стипендий, если такое будет.

Никита Андреев:Мы это не исключаем и учитываем, что такое может быть, но говорить об этом еще преждевременно. Сейчас мы находимся на этапе формирования студенческой коалиции, в которую войдут разные студенческие инициативы и организации со всей Украины, чтобы единым движением дать понять, что у нас единая позиция.

Так как сейчас, то что я вижу, есть спланированная информационная компания, подготовленная Минфином с привлечением представителей частных ВУЗов, которые заинтересованы в отмене стипендий, так как это даст им дополнительное конкурентное преимущество, также некоторые представителей общественных организаций.

Однозначно, что мы будем действовать в рамках законодательства Украины. У нас есть право на акции прямого действия, у нас есть право обращаться и давить, в рамках закона, на депутатов Верховной Рады, так как от них будет зависить принятие либо непринятие бюджета.

Также студенты могут придумать что-то креативное, не просто акцию, а, например, всеукраинский флешмоб, мы еще над этим будем думать.

Некоторые активисты уже начали активные действия, в частности, как вы знаете, одна из студенческих организаций бросила торт в заместителя министра финансов Сергея Марченко на пресс-конференции об изменении системы выплаты стипендий. Один из их лозунгов был: “Деньги на образование, а не на войну”. Как вы отнеслись к такой инициативе ваших коллег?

Андрей Гаврушкевич:Я абсолютно не поддерживаю, как представитель профсоюза, нужен диалог. Такие вещи, они ничего не решают, это обычные эмоции студентов. Я понимаю, что вопрос безопасности сегодня один из приоритетов. Но в стране должны быть приоритеты при формировании бюджета: безусловно, обороноспособность, и точно также вопросы здравоохранения и образования.

Татьяна Федорчук:Я очень категорически к этому отношусь, очень негативно. Так как мы знаем, какая ситуация у нас сегодня в стране и это очень неправильный лозунг.

Я считаю данные акции такими, которые очень негативно влияют на имидж студенчества в Украине. Теперь все будут думать, что студенты – это импульсивные люди, которые не могут ничего решать, а только кидаться тортами.

Я считаю, что если есть встреча, то нужно обсуждать и искать консенсус.

Никита Андреев: Сразу скажу, что лозунг “деньги на образование, а не на войну” вообще категорически не поддерживается, осуждается, и я считаю, этим лозунгом должна заниматься Служба безопасности Украины, так как есть тут какой-то пророссийский оттенок.

А если бы лозунг звучал, как: “кто не финансирует образования, тот финансирует тюрьмы”, с этим лозунгом мы были бы согласны. Ведь тот, кто не инвестирует в образование, получает необразованных граждан. Хотя после ситуации с тортом, замминистра финансов, как я увидел из интервью, был более готов к переговорам.

Мы не поддерживаем, но это скорее был акт отчаяния, а мы не такими методами хотим действовать.

Источник: https://ukranews.com/interview/1497-studprofsoyuzy-esly-studentov-ostavyat-bez-stypendyy-budem-vykhodyt-na-akcyy-protesta-drugogo-varyanta-net

С кафедр на баррикады. о протестном потенциале студентов

К истерике западных СМИ о демонизации России на днях присоединился и «Коммерсантъ», опубликовав статью, рассказывающую о том, как под видом невинных лекций об опасности разнообразных экстремистских течений, сект и идеологий по вузам страны на самом деле, оказывается, ездили коварные люди, которые замеряли протестный потенциал студентов и преподавателей.

Господин Гудков-младший, который в новый состав Госдумы не попал, тем не менее решил снова изобразить ипостась общественного деятеля и с ходу рубанул страшилку:

Товарищ Сталин – он недалеко, усы уже пробиваются сквозь промерзшую почву и взойдут по весне.

Гудков Дмитрий Геннадьевич

Но не секрет, что студенческая среда во все времена носила бунтарский характер, нередко скатываясь к откровенному хулиганству. Если говорить о современной России, то достаточно вспомнить недавнюю выходку компании во главе с Шамсуаровым-младшим, рассекавшим на «Гелендвагене» по столице, и другие выходки студентов-мажоров, которые попали в поле зрения СМИ.

Обратите внимание

Так есть ли этот самый протестный потенциал в наших вузах и что за лекции читали студентам, что они так напугали Гудкова и «Коммерсант»?

Формы студенческих протестов: от хамства мажоров до диссидентства преподавателей

Начать следует с того, что в России беспримерно либеральная система отношения руководства вузов к общественно-политической активности студентов и преподавателей. А причина, как ни странно, в том, что российские вузы в большинстве своём по-прежнему государственные. И как раз это, как ни парадоксально, создаёт возможность преспокойно работать против государства всем желающим.

Как устроено высшее образование на пресловутом Западе? Прежде всего, оно там платное.

Заплатив деньги, студенты не дурачатся, полагая, что жизнь удалась, а всеми силами держатся за возможность продолжать обучение, потому что правила в западных университетах достаточно строгие и отчисляют оттуда с лёгкостью.

Причина проста – конкурс на поступление и так всегда обеспечивает превышение числа желающих учиться над числом поступившим, так что коммерческий вуз без источника дохода не останется, денег не потеряет.

А вот к чему в западных институтах и университетах относятся более чем серьёзно, так это к имиджу и репутации. Обучение стоит дорого, и родители не будут платить огромные деньги за то, чтобы их дети попали в странный рассадник революционных идей и экстремистских сект.

К тому же на Западе любой вуз – это всегда начало карьеры, а в большинстве корпораций точно будут не нужны выпускники с дипломами от заведений, о которых ходят дурная молва и слухи о том, каких общественных смутьянов там готовят.

Попечительские советы западных университетов без колебаний и студента отчислят, если он начнёт «желать странного», и с преподавателем расторгнут договор – в них всегда включается пункт о нанесении ущерба репутации заведения и ответственности за поведение, которое к этому может привести.

Так что массовые революционные настроения среди студентов, аккуратно подстрекаемые преподавателями, – это сугубо российское «завоевание». Такая вот «благодарность» государству за возможность учиться бесплатно.

Важно

Впрочем, у нас любят блеснуть презрением к стране и порядку студенты, для которых бесплатность обучения как раз не является большим делом.

Так, например, дочь олигарха Мусы Бажаева написала из Америки, что «везде лучше, чем в Рашке». Сразу после свадьбы в Монако 22-летняя наследница миллиардера Мусы Бажаева Элина отправилась с супругом – 24-летним Бекханом Мамакаевым – в свадебное путешествие по США.

Горячие пляжи Майами и огни Лас-Вегаса так впечатлили новоиспечённую жену, что любые разговоры о возвращении на Родину она пресекает на корню. В социальной сети студентка магистратуры МГИМО делится подробностями своего вояжа по Штатам, а на вопрос подписчика — «Где лучше, в США или в Рашке?» — Элина ответила довольно категорично: «Везде лучше, чем в Рашке».

При этом Бажаева признаётся, что «при одной мысли о Москве ей становится дурно».

Довольно откровенное и даже типичное поведение и отношение к стране со стороны представителей «элиты». По-прежнему доминирует принцип «в России наворовать, а тратить на Западе».

Как видно, дочка пошла вся в папу, получила достойное воспитание, впитала эту идею с младых ногтей и теперь не стесняется её высказывать.

Однако возникла проблема – папа-то пока ещё очень даже в России, ведёт здесь бизнес, продавать его и уезжать не собирается, да и западные санкции такую возможность делают всё менее привлекательным вариантом.

Ректор МГИМО Анатолий Торкунов назвал поведение студентки вуза – 22-летней дочери бизнесмена Мусы Бажаева Элины – неприемлемым. Он сообщил, что, когда студентка вернётся из-за границы, с ней проведут разъяснительную беседу: «Мы её расспросим, что она имела в виду».

Совет

Принцесса начала в прыжке переобуваться и уже заявляет ровно обратное: дескать, говорила исключительно о погоде и пробках и назвала безнравственной попытку раздуть из нелюбви к серому небу «ненависть к Родине».

Просто восхищение вызывает умение так выкручиваться: сперва страну со всем населением обхамила, а потом становится безвинно пострадавшей жертвой «безнравственных» СМИ.

И правда: что нашему обществу действительно не хватает, так это уроков нравственности от подобных персонажей.

Кстати, и история с выходками компании молодых людей под «духовным руководством» Шамсуарова тоже оставила определённое послевкусие. Например, Наталья Поклонская, в прошлом прокурор республики Крым, а ныне депутат Госдумы, считает, что решение суда должно быть обжаловано прокуратурой, и вот по каким основаниям:

Поводом к обжалованию служат в том числе комментарии представителей этой компании в социальных сетях. Очевидно, что предыдущий приговор не соответствует личностям осужденных. Их поведение свидетельствует не о чистосердечном раскаянии, а напротив – об их протестном настроении.

Поведение компании показывает их нежелание исправляться, неуважение к общепринятым нормам, неуважение к закону и порядку. Никто не хочет встретить на своем пути таких «золотых» мальчиков на Gelandewagen. Необходим порядок. А для этого необходимо, чтобы каждый исполнял свой долг.

Нужно жить во взаимоуважении, а не в таком протестном настроении, как это сейчас транслируется на всю страну.

Поклонская Наталья Владимировна

Ещё одна «золотая девочка» из этого дела о гонках на «Гелендвагене», Мара Багдасарян,тоже решила, что ей надоело быть объектом общественного обсуждения, и хочет сменить роль виноватого на роль пострадавшего.

Обратите внимание

Она взяла и попросту обвинила сотрудника ГИБДД в вымогательстве 500 тысяч долларов. Похоже на замашки девушки, которая привыкла жить в дворцах и на папины миллионы.

От реальной жизни она явно оторвана полностью, вот и выдумки её вполне соответствуют менталитету Марии-Антуанетты, которая не понимала, почему крестьяне не едят пирожных, если у них нет хлеба.

Полицейские в России, конечно, разные встречаются, но даже худшие из них одно знают точно: что и сколько стоит. За такое вымогательство – в полмиллиона долларов – можно вообще с должности вылететь. Ведь за такие деньги папа принцессы этого гипотетического вымогателя в землю живьём зароет. Это же просто анекдот – требовать 500 тысяч за дорожные нарушения!

Немногим лучше ведут себя и многие преподаватели вузов, хотя они предпочитают действовать потихоньку, без такого шума. Сами они, конечно, ни на какие протестные митинги не пойдут.

Публично, для внешних наблюдателей и для пресловутой отчётности – преподавательский состав в наших вузах лоялен власти, патриотичен и вообще голосует за «Единую Россию».

В основе этой показной лояльности – ложный страх потерять работу, хотя каждый случай даже попытки увольнения либерального оппозиционного преподавателя всегда сопровождается медийным скандалом.

Впрочем, многим вузовским сотрудникам этот ореол диссидентства и «тайной просветительской деятельности» против «кремлёвского режима» откровенно нравится. Как же! Это же интрига и подпольная борьба за всё хорошее против всего плохого. Вечная интеллигентская фига в кармане: публично мы лояльнее и патриотичнее некуда, но на самом-то деле…

Протесты протестам рознь

Откуда в университетской среде столь массовое недовольство властью? Оно вырисовывается из, в общем-то, бытовых вещей. В 90-е преподавателям жилось весьма несладко. Заработную плату им, в отличие от школьных учителей, так и не повысили до приемлемой.

И если раньше они привыкли выживать за счёт западных грантов, то сейчас этот источник во многом пресечён (что правильно), а государственные гранты выдаются через такие бюрократические препоны, что не каждый добивается.

Важно

В такой ситуации, когда приходится выкручиваться за счёт репетиторства и работы на стороне, даже самые тихие кандидаты и доктора наук начинают звереть.

Самое время вернуться к «изучению протестного потенциала». Так что это было? Оказывается, ничего! По словам замруководителя Института стратегических исследований Никиты Данюка:

Читайте также:  Работа за границей для студентов на лето: как путешествовать и зарабатывать учась

Этот проект в целом научно-просветительский, направленный не на сбор информации для каких-либо структур. Проект направлен на профилактику деструктивных политтехнологий в студенческой среде, для того чтобы студенты не стали объектами манипулятивных политических технологий.

Данюк Никита

Кстати, в рамках этих лекций в одном из вузов, по словам Данюка, студенты сами обратили внимание лекторов на существование у них вербовочной ячейки ИГ (террористическая организация, запрещённая в РФ). И такой пример, к сожалению, не некое исключение из правил.

Российские институты, к сожалению, часто дружат с самыми экзотическими «религиозными организациями». Например, Новгородский государственный университет предоставляет помещение для такой структуры, как «Сахаджа-йога».

В справочниках этой организации дана следующая характеристика:

«Деструктивный культ с элементами индуистского тантризма, практикующий различные методы восточных медитаций и поклонение богине зла Кали. Опасен непредсказуемостью воздействия на психику адептов, развитием чувства отчужденности от окружающего мира».

Понятно, что культисты окопались в университете скорее по незнанию руководства вуза, чем по злому умыслу. Но это означает, что ректорат просто не расценивает подобные организации и подобную деятельность как представляющие опасность. В том числе и опасность политическую.

Подводя итог, следует признать, что сами себе оппозиционные воззрения – это нормально. В демократическом государстве они должны быть. Но есть разница между недовольством текущим политическим курсом и желанием вступить в ИГ, между разговорами об альтернативных путях политического развития страны и тем, что пора устраивать Болотную-2, идти на штурм Кремля и начинать «цветную революцию».

Протесты протестам рознь. Нельзя позволять разрушать будущее страны не обременённым ответственностью молодым людям, у которых ветер гуляет в голове, а кровь в жилах: государство должно как минимум удерживать их от глупости, а в идеале – направлять их энергию в созидательное русло, использовать их протест против плохого на благо страны.

Альберт Нарышкин

Источник: http://RusPravda.info/S-kafedr-na-barrikadi.-O-protestnom-potentsiale-studentov-24111.html

Протесты сербских студентов

yugo_rurositsa
Владимир Унковски-КорицаПеревод с сербскохорватского Евгения Лискина под редакцией Веры Корнеевой.

Статья опубликована в журнале Novi Plamen, март 2007, № 1, стр. 19-20

.Каждому, кто участвовал в акциях протеста в течение последних 2 месяцев, становится очевидно, что политическая обстановка в Сербии приближается к радикальным изменениям. Студенческие протесты 2006 не были консервативными и изолированными попытками проигравших от перехода к капитализму радикально-экстремистских элементов сохранить незаслуженные привилегии «социалистического» прошлого. Это был протест народа против последствий безответственной административной политики правительства Сербии, «ошибки» которого «вынудили» некоторые университеты компенсировать дыры в своих бюджетах повышением платы за обучение и введением новой степени высшего образования под названием «магистр».В самом деле, в контексте все более глубокого разрыва между «официальной» и «неофициальной» Сербией, организационные методы и направления социальной критики, сформулированные во время студенческих протестов, достаточно скромны, но тем не менее очень точны – это удар по самим основам неолиберальной логики преобразований в нашем обществе. В этом качестве они выражали всю широту потенциального протеста: возможность появления общественного движения и построение подлинно демократических и справедливых альтернатив снизу нынешнему положению.
Неолиберализм, «экономика знаний» и университеты

Неолиберальные трансформации с самого начала зависели от создания стабильного согласия между политической и интеллектуальной элитой в вопросе о том, что «нет и не может существовать никакой альтернативы рынку» (Loic Wacquant et Pierre Bourdieu, «La Nouvelle Vulgate Planetaire» dans Le Monde Diplomatique, mai 2000), даже если процесс внедрения рынка сопровождается насильственными методами и увеличением общественного неравенства (David Harvey, A Brief History of Neoliberalism, OUP, 2005. В контексте бывшей Югославии, см.: Susan Woodward, Balkan Tragedy: Chaos and Dissolution after the Cold War, BIP, 1995). Даже принимая во внимание, что сложная и противоречивая природа CHG, а также неразрешенные территориальные споры в государстве свидетельствуют о том, что этот процесс в Сербии до сих пор не завершен (См. Jovo Bakić, «Radikalne ideološko-političke krajnosti savremene Srbije»), тем не менее очевидно, что дело идет (при всем кажущемся разнообразии) к идеологической сплоченности нынешнего правящего блока вокруг принятия неолиберального курса (интересные интерпретации см.: Vladimir Marković, «Ekstremizam liberalne ideologije»).

Но единство политической и интеллектуальной элиты является хотя и необходимым, но все же недостаточным условием для укрепления системы как таковой. Глобальный рынок, безусловно, не склонен принимать отсталую и разрушенную Сербию, а значит центральным вопросом будет вопрос о том, каким образом она сможет присоединиться к этой гонке, причем не в ущерб своим гражданам.

Понятие «экономики знаний» является ключевым определением в пропаганде конкурентоспособности сербской экономики в планируемом неолиберальном мировом порядке.В своем комментарии в либеральной газете «Сегодня» (от 15.12.2006) Зоран Хамович (род.

Совет

в 1957; литературный критик и издатель, специальный советник министерства культуры Сербии) кратко объясняет эту концепцию: «Нельзя достигнуть высокой репутации в мире, если вместо перспективного развития продолжать распродажу народного богатства… но производство смогут защитить только репрезентативные бренды и ноу-хау…».

Иными словами, успех национальных экономик все больше зависит от конкурентоспособности их «человеческого капитала», который определяет возможность предложения сложных и специфических промышленных и «культурных» товаров на мировом рынке.

Ролью реформированных университетов в этом случае становится «производство высококачественной продукции: творческих знаний, креативного интеллекта и эффективной управленческой элиты…».Эта идея остается весьма противоречивой и проблемной в неолиберальной практике – особенно в неолиберальной практике периферийного капитализма.

Во-первых, неверно предполагать, что только опыт и творческий потенциал рабочего класса являются определяющим фактором в производстве сложных товаров или услуг: промышленная, технологическая и социальная инфраструктуры имеют не менее важное значение (Alex Callinicos, Against the Third Way: An Anti-Capitalist Critique, Polity, 2001).

Во-вторых, трудно представить, откуда бы пришли инвестиции либо в образование, либо в подобные инфраструктуры, пока неолиберализм – особенно на периферии – опирается на ограничительную бюджетную политику, на систематическое разрушение государственного сектора и на приватизацию наиважнейших отраслей экономики (Hannes Hofbauer, Prosirenje EU na Istok: Od Drang nah Osten do periferije EU integracije, Filip Višnjić, 2004). В-третьих, нет четкой связи между деятельностью тех или иных отраслей промышленности и их успехом или неудачей: эта связь всегда зависит от потока непредвиденных событий на мировом рынке, который становится источником непрерывных колебаний и сдвигов во всей структуре производства (Robert Brenner, The Boom and the Bubble: The US in the World Economy, Verso, 2002).

Протест как ответ на противоречия неолиберализма

Неолиберальное реформирование общества и образования – не просто бесполезная попытка нащупать стратегию развития периферийной экономики. Оно имеет весьма непосредственное отношение к жизни и научной деятельности преподавателей и студентов.

С одной стороны, фактом является то, что знания и научные исследования все более становятся товаром для инвестиций со стороны государственного и частного сектора; стоимость этого товара определяется исходя из его рыночного потенциала. Для преподавателей такое положение дел становится «стимулом» сосредоточиться на исследованиях и издательской деятельности…

и подталкиванием к взаимной конкуренции. В то же время, для студентов это становится причиной сведения к минимуму контакта с преподавателями и отказа от выбора предметов, не связанных с нуждами частного сектора.

С другой стороны, в силу необходимости сохранения макроэкономической стабильности путем ограничительной бюджетной политики, расходы на образование все в большей степени перекладываются на само лицо, получающее образование: студенты вынуждены изучать те курсы, знание которых могут «купить» на рынке; они вынуждены самостоятельно приобретать новые учебники по каждому предмету в каждом новом семестре; они вынуждены платить за проведение экзаменационных мероприятий и т.д. …Отказ от определения образования как рынка товаров-знаний и университетов как национальных центров профессионального предпринимательства является основой критики, вылившейся в 2006 в студенческие протесты. Не менее успешны были в этом году студенческие протесты против неолиберальных реформ в образовании во Франции и Греции – их хронология приведена на сайте студенческих протестов.Посещение в апреле этого года этих стран группой, записавшей материал «Сорбонна в огне – перспективы студенческих и рабочих бунтов во Франции», явилось важной отправной точкой для нашей деятельности. Официальные лозунги протестов были четкими и ясными: «Долой зубрежку» или «Мы изучаем – они получают (прибыли – игра слов)!» – с дальнейшим развитием в призыв: «Блокируй факультет! Знания – не товар». К первым акциям протеста на философском факультете вскоре присоединились и другие факультеты, что в конце концов переросло в студенческий протест 2006. От других подобных этот протест отличает то, что его характер был социальным, а не политическим, и гораздо более демократичной была организация. Протест, наиболее успешно подействовавший на своих сознательных участников, убедил совет университета принять платформу, которая предусматривает введение категории «финансово поддерживаемых» студентов (без изменений по отношению к числу студентов-бюджетников), и призвать правительство подготовить долгосрочный план для постепенного сокращения расходов на образование со стороны студентов.Это – прямой удар против неолиберализма. Многие, однако, отвергали студенческий протест в качестве полноправного представления интересов большинства студентов и с радостью прибегли к простому объяснению его происхождения как спровоцированного со стороны радикальных левых сил. Тот факт, что радикальные левые принимал участие, и активное участие, в проведении некоторых этапов протеста, не вызывает сомнений. Вы всегда можете рассчитывать на то, что кто-то из них поможет распространять листовки, дежурить на факультете, покупать продукты, выступать в СМИ и участвовать в организации и проведении переговоров. Тем не менее сводить весь протест к ним – это наносить оскорбление тем сотням других студентов, которые участвовали в акции протеста и блокаде факультета (и тысячам тех, кто подписал петицию), считая всех этих людей легко манипулируемой массой, не знающей, кто их собирает, с кем они вместе борются и с кем проявляют солидарность.Думаю, важно отметить, насколько логика и характер действий студентов шли в разрез с логикой неолиберализма. Характерной чертой протестов было то, что большинство протестующих выступили за коллективное участие в их организации и неиерархический доступ на связанные с ними мероприятия. Все основные решения были приняты на советах, являвшихся открытыми для всех участников протеста. У всех была возможность выступить и изложить свои мысли. Даже официальным функционерам студенческих организаций, которые не участвовали в организованных протестах, было дано слово, хотя никто их и не слушал. (Бывшие лидеры студенческих протестов и организаций выступили еще хуже…).На советах создавали, правили, меняли и оформляли планы протестов. Я лично участвовал в советах несколько раз во время блокады факультета философии и находился вместе с оккупировавшими его студентами. Начиная с первого дня в шестидневной блокировке поучаствовало несколько сот человек, очевидно, что это было широкое и глубокое движение среди учащихся. Это подтвердилось и после успеха протестов и принятия общей платформы с руководством факультета, подготовленной на студенческом совете и принятой советом университета. Через несколько дней после снятия блокады с факультета философии примерно 300 студентов организовали аналогичные студенческие советы на 3 других факультетах (Спустя некоторое время такая же блокировка прошла на архитектурном факультете). Ясно, что более широкий протест – и все участники это понимают – возможен, потому что студенты могут действовать коллективно, чтобы изменить условия, в которых они живут и строят свои собственные альтернативы.Впечатляет и готовность учащихся прибегнуть к радикальным мерам и четко разделить «их» («политики», «СМИ», «правительство», «администрация университета») и «нас» («студенты», «массы»). Проведение самой акции «блокада» дало понять студентам, что они имеют дело с системой, которая работает не только в их университетах, но и за рубежом. Они были готовы прекратить всякую деятельность (забастовать) и установить заграждения, когда почувствовали на себе давление и угрозы со стороны администрации факультета. Это значит, что студенты уже не останавливаются на уровне символического протеста; нельзя сказать, что они будто бы не готовы перейти к прямым действиям. Наоборот, они уже готовы к тому, чтобы взять решение вопроса в свои руки. Таким образом, протест, даже на низовом уровне, получает все более важное значение как «критическая» практика в отношении этой системы.

Заключение: от протестов к движению?

Обратите внимание

Несомненно, многие будут стараться «оседлать» студенческий протест. Некоторые политические партии уже во время блокады начали заигрывать со студенческими требованиями.

Очевидно, однако, и то, что ни 1 партия, представленная на сербской политической сцене, не готова и не желает изменять направленность осуществляемых реформ.

А это значит, что студенты получат возможность создать отвечающее их видению образование, только если они смогут обнаружить то, как их борьба совпадает с борьбой многих других социальных слоев и групп.

Даже если вы не добьетесь успеха в ходе этих протестов, ничто в Сербии уже не будет таким как раньше, потому что эти студенческие действия войдут в копилку опыта различных форм борьбы международного движения, что, в свою очередь, сделает их частью систематической проверки глобальной системы на прочность. А властям Сербии придется смириться с тем, что вы не согласны с их утверждением, будто альтернатив не существует.

Источник: https://yugo-ru.livejournal.com/920386.html

Ссылка на основную публикацию