Вгик: как поступить во всероссийский государственный институт кинематографии. что нужно и сколько проходной балл

Как я поступала во ВГИК

В детстве я часто хлопала дверью и убегала из дома. Представляла себе, как несколько дней буду скитаться где-нибудь, пока не стану кем-нибудь великим. Величие тогда казалось минутным делом.

Я поступила в легендарный физмат имени Жаутыкова, но стать великим математиком не удалось. Окончив же школу, я подала документы в КИМЭП. Но становиться великим экономистом как-то даже не хотелось, да и что греха таить, это тоже вряд ли у меня бы получилось. И как-то в пять утра на втором курсе меня осенило: «Зачем тратить свое время на неинтересную мне профессию?».

Стать режиссером всегда было для меня далекой несбыточной мечтой.

Где-то там в параллельной вселенной я давала указания актерам на площадке, сидела на именном стуле, получала ветвь в Каннах… Но кроме того, чтобы смотреть по 15–18 фильмов в неделю, я не предпринимала никаких шагов, чтобы приблизиться к этой профессии.

Обратите внимание

Тем не менее, тогда же в пять утра я решила бросить карьеру несостоявшегося экономиста и подать документы во ВГИК на режиссуру. Почему ВГИК? В этой известной киношколе есть возможность учиться бесплатно (при отсутствии высшего образования), к тому же не требуется осваивать другой язык.

За две недели до вступительных экзаменов я подготовила творческую папку. Она состояла из автобиографии, замысла короткометражного фильма, забавной истории из жизни, описания своих предпочтений в кино и десяти фотографий. Собрав необходимые документы, я купила билет в Москву в один конец и готовилась завоевать мир кинематографа.

Чтобы быть поближе к храму кино, я заселилась в отель «Байкал». Условия были здесь отдаленно напоминающие царские, однако мысль, что в пяти минутах ходьбы находится место, где учился Тарковский, успокаивала, но не давала спать. Хотя, возможно, я не могла уснуть из-за удушающего запаха мусора, проникавшего в комнату неведомо откуда.

На следующий день я прошла через «дружелюбную» охрану ВГИКа и подала документы на поступление. ВГИК впечатлял – у входа стоит памятник Тарковскому, Шпаликову и Шукшину, у которого каждый абитуриент считал своим долгом сфотографироваться, надеясь в один день стоять рядом с ними в бронзе. В своих грезах я уже придумывала в какой позе меня изобразит скульптор.

Предстоящие несколько дней прошли в ожидании результатов и подготовке к собеседованию. Впрочем, волнововаться о грядущих турах мне не пришлось. Меня взяли сразу и на бюджетное место, восхитившись моей искусно написанной папке. Поверили? На самом деле нет.

Меня даже не приняли. Напротив моей фамилии в списке сдавших папку стояло жирное «нет». В тот миг мой мир рухнул, спесь сошла как с гуся вода, а ярость во мне бушевала, как океан на картинах Айвазовского. Словом, покорить Москву и мир кинематографа не удалось.

Первым порывом после провала было умчаться в Африку и самозабвенно отдаться волонтерству. Возвращаться домой проигравшей я стыдилась. Но я вернулась и последующий год провела как спортсмен, готовящийся к Олимпиаде, только в моем случае это был римейк песни Виа Гры «Попытка номер пять», точнее два.

По возвращении в Алматы, первое время я сетовала на свое горькую судьбинушку и не выходила из дома, но позже решила, что ВГИК не стоит такого самобичевания, и отправилась в бар, где проводила все свои последующие выходные. Еще я устроилась в интернет-журнал и стала давать индивидуальные уроки по математике.

Важно

Спустя год после моей ошеломительной попытки №1 я решила поменять все работы, которые были в отвергнутой папке. Я писала снова и снова, придумывая обороты поострее, образы поярче, однако, перечитывая первые работы, пришла к выводу – «Да бог с ним, этим ВГИКом!», и отправила ту самую провалившуюся папку еще раз, подав ее не только на игровое, но и на документальное.

Билет в Москву в этот раз я покупать не торопилась, гостиница «Байкал» же стала местом моих кошмаров. Результатов я ждала уже не так судорожно и берегла свое ранимое сердечко, поэтому на появившиеся результаты смотрела закрыв один глаз.

Но не поверив сначала правому глазу, а потом и левому, поверила им обоим, когда ответ «да» был и в случае с игровым, так и документальным факультетом.

Честно говоря, я не знаю, почему одна и та же папка не понравилась  одному мастеру, но удовлетворила других.

На первый тур (творческая папка является предварительным) я пришла ровно в назначенное время, но у кабинета, где должно было проходить собеседование уже образовалась огромная очередь. Абитуриенты нервно перешептывались. Кто-то уже поступал не в первый раз, кто-то повторял картины передвижников.

Все это напоминало по меньшей мере ад. Возраст поступающих, как и жизненный опыт, был разным. Как оказалось позже, некоторые мастеры считают, что легче учить вчерашних школьников, а некоторые – тех, что повзрослее.

Никакой объективности и четких правил в выставлении вердикта мастерами нет, точнее сказать, у каждого мастера они свои.

Первый тур – это собеседование, на котором просят сделать разбор предложенной фотографии или придумать связанную с ней историю. Иногда разбирают вашу творческую папку. К первому туру всегда просят подготовить чтецкую программу (стих, басню и отрывок из прозы), впрочем, иногда и она не столь обязательна.

Совет

Хотя при поступлении на неигровое, мастер пренебрежительно посмотрел на меня и сказал: «Ну, давай, читай стих, что там у тебя?». Я, собственно, и начала: встала в центр кабинета и с чувством продекламировала две строчки, дальше которых мне уйти не удалось. Мастер, нахмурив брови, отрезал: «Все ясно! Что у тебя следующее?».

Отрывок из прозы я также закончила на втором предложении, а басню и вовсе не стала читать, решив что хоть мне и неясно, что именно было ясно мастеру, но два предложения из басни роли не сыграют. Мастер игрового же кино показывал разные картины, и нужно было угадать (читай – знать) название и художника, ее написавшую.

Картины были общеизвестные – чтобы пройти это испытание, достаточно было знать полотна, что висят в Третьяковской галерее и в Пушкинском музее.

Ожидание результатов первого тура не продлилось слишком долго, но прошли на следующий этап значительно меньшее количество людей. И хоть я пыталась не слишком радоваться, танец бабуина все же был мной исполнен.

Второй тур был письменным – нужно было представить историю на одну из заданных мастерами тему. На то, чтобы раскрыть свой писательский талант, давалось шесть часов. Писать разрешалось только синей ручкой, рисунки, тэги и прочее оставлять на «чистовике» запрещалось.

Конечно, тут же нашлись абитуриенты, у которых нет вдохновения, если дать им ручку с синими чернилами, но строгих женщин-надзирателей не интересовали прихоти ни поступающих, ни их вдохновения.

После того как главная надзирательница выстрелила в воздух из стартового пистолета, абитуриенты, вооружившись шариковыми ручками, ринулись в бой с бумагой. Кто-то долго сидел и разглядывал потолок, кто-то загадочно смотрел в окно, кто-то же рьяно излагал свои мысли на бумаге.

Сидеть все шесть часов мне казалось безумием, поэтому, управившись за два часа, я пошла прогуляться по сталинскому Диснейлэнду – ВДНХ.

Пройти на третий тур означает почти поступить, дело оставалось за малым – еще одно собеседование. Здесь могут быть самые разнообразные задания: к примеру, удивить какой-нибудь историей предыдущего интервьюируемого, а могут и вовсе ничего не спросить, а лишь поздравить. Как и на первом туре, собеседование – увлекательное приключение, где ты преодолеваешь испытания, данные мастером.

Выдержав все вступительные экзамены, я чувствовала себя героем, нет, скорее даже Гераклом, очистившим конюшню и удушившим льва. Я была на вершине придуманной мной славы, но впереди меня ждали куда более увлекательные победы и поражения.

Обратите внимание

Учеба во ВГИКе безумна – я до сих пор помню, как на первом курсе изображала стиральную машину и суриката, забыла слова на сцене во время отрывка или как падал чулок, пока Вершинин признавался в любви.

Читайте также:  Правильное оформление содержания курсовой работы по госту, пример, образец

И да, возможно, никакого из меня режиссера не выйдет, но мир кинематографа, творчества – место, куда и привели мои мечты, а о величии можно подумать и завтра.

Иллюстрации: Дияра Шукбарова (1), Карлыгаш Ахметбек (2, 3, 4)

Источник: https://the-steppe.com/news/a/a/kak-ya-postupala-vo-vgik

Как я поступала во ВГИК

Опубликовано пользователем сайта

Сейчас много разговоров про отечественное кино, точнее про то, какое оно …овно. Вот я и решила рассказать про кухню, в которой готовится это самое кино. Точнее, про институт кинематографии. К слову, он теперь университет, но с сохранением аббревиатуры ВГИК (ВГУК как-то не сильно да?).

Мне было чуть больше двадцати лет и в жизни произошли большие перемены. Эти перемены, как водится, повлекли за собой еще большие перемены.

Я ушла с эпичной работы, требовавшей самоотречения и бросила институт в котором училась.

Помню момент, когда подумала: “Живу в Москве, кусок хлеба есть, почему не замахнуться на Вильяма нашего, понимаешь, Шекспира?”. И решила замечтать так замечтать – ВГИК!

ВГИК оказался маленьким, но очень намоленным. Находясь в главном корпусе,  понимаешь смысл слов Бергмана: “Если вы ищите бога, то идите в художественный музей, консерваторию или кинотеатр”.

Мне сразу стало понятно, что я никогда сюда не поступлю. Почувствовала себя Василием Шукшиным, который в кирзовых сапогах сдавал экзамен Михаилу Ромму. Когда Ромм испытывал интерес к абитуриенту, но не был уверен в его кандидатуре, то всегда обращался за помощью к роману “Война и мир”. Так он поступил и в тот раз. Он экзаменовал по роману Толстого двоих студентов.

И первый из них отвечал идеально, цитировал по памяти главы из романа. А Василий Макарович Шукшин ответил, Ромму, что романы ему читать было некогда, ведь он директор школы, а школа не топлена, дров нет, учителей нет, крыша завалилась, печка провалилась. Ромм принял обоих, первым, кстати, был Андрей Тарковский.

Теперь  обоим этим студентам  на крыльце института установлен памятник.

Важно

Может быть кто-то уверен, что во ВГИК можно поступить по блату, или за деньги…не знаю. Когда на подготовительных курсах я увидела своего будущего мастера, я не представляла, как к нему в мастерскую можно попасть э…альтернативным способом.

Его работа награждена премией Американской киноакадемии (короче ,”Оскар”).

Его можно назвать Белым слоном ушедшего века, века, бывшего, безусловно, веком кинематографа, выпивал с Феллини – а тут я такая: “Вот, возьмите сто тысяч миллионов и примите меня на курс!”. Ну-да..

Тут подробнее стоит рассказать о роли мастера и об устройстве процесса обучения. Группа студентов – это мастерская. Занятия, которые проводит  руководитель курса так и называются “мастерство”. Есть и общеобразовательные предметы, но мастер их не касается, они его не интересуют.

Постепенно, мастерство начинает занимать все больше учебного времени, вытесняя прочие дисциплины. Мастерская – это семья. Звучит высокопарно, но мы и обедали вместе, и поздравляли друг друга с праздниками, и тащились все вместе куда-то в ночь, отвозя ему наши письменные работы (с монитора учитель не читал).

А потом у меня родился сын и мастер отнесся к этому с пониманием, подстроив процесс моего обучения под новые обстоятельства. Почему-то в мастерской все постоянно рожали. Мастер так шутил – если есть проблемы с репродукцией, поступайте во ВГИК.

Это потом я прочла, что с точки зрения астрологии, дети – это тоже творчество, поэтому в творческом вузе все так и происходило.

На вступительных экзаменах сдаётся анонимная творческая работа, чтобы избежать возможных  обвинений в необъективности мастера. Далее следуют экзамены по общим предметам, в зависимости от выбранной специальности, и, наконец, личное собеседование. Это очень страшно, потому что в комиссии сидят очень известные, уважаемые люди.

А ты перед ними один и, пока еще, никто (но в душе веришь, что очень скоро всем им покажешь. Дурачок). Впрочем, вопросы были разными. Чаще про жизнь. Наш учитель не любил принимать вчерашних выпускников школ, он считал, что им не о чем будет писать, да и жизни они еще не испытали, не почувствовали. Здесь и пригодилась моя брошенная эпичная профессия.

Мастер посчитал, что мне есть о чем говорить. Меня приняли.

А дальше была песня какая-то, рай гуманитарного образования. Свобода мысли и творчества. На четвертом этаже занимались актёры мастерской Игоря Ясуловича. Бедные актёры выходили из института поздно ночью, а возвращались ранним утром. При этом у них был только один выходной – воскресенье.

Совет

 И все топали у нас над головами. Танцевали, фехтовали, гарцевали.  Помню, как ко мне подлетел паренёк-чурчхела  и начал фанфаронить и изображать старого солдата, не знающего слов любви. Выяснилось, что это у него такое задание – поговорить с десятью незнакомыми людьми. Раскрепощали.

 

Художники, операторы, драматурги, режиссеры, кинокритики, продюсеры – живой улей работы и дружеского сотворчества. Мимо то и дело проходил Баталов, или Арабов, или Инин.

Я запомнила, как любимая преподавательница, бывшая уже в почтенном возрасте, однажды сказала такую фразу: “Вы не понимаете своего счастья, книги Хемингуэя продаются в каждом подземном переходе. И за чтение этих книг вас даже не посадят в тюрьму”. Досталось им, конечно, в советское время. Особенно кафедре зарубежного кино, где постоянно шмонали. 

Отдельная тема для рассказа – это просмотры редких фильмов по истории отечественного и зарубежного кино. О, вот бы испытать это снова. Чашка чая, друзья, оголтелая вера в собственную бедовость, профессиональную удачу, ну и…талант, разумеется.

Помнится, как наша группа смотрела фильм в одном зале с кинокритиками.

Кинокритики прокляли нас за цинизм и смех в минуты фильма не подразумевавшие веселья! А мы им сказали, что кинокритики – это люди, которые рассказывают всем, как они сняли бы фильм, если бы умели. 

На наш курс поступило двадцать два человека. До государственных экзаменов добрались семеро. Диплом защитили пять штук студентов. Трое перешли в смежную профессию. Теперь только двое работают по специальности.

Почему  в нашем кино все так неоднозначно? Боюсь, что из-за пресловутого блата. Пусть я старомодная, но кино должны снимать режиссеры. Продюсеры должны быть кинематографистами, а не пильщиками денег. Возможно, вы возразите, что и без образования можно стать хорошим киношником (и приведете в пример Квентна Тарантино), я с вами соглашусь, но скажу, что это редкость. Большая редкость.

У нас есть деньги на производство хорошего кино. Бюджеты не такие, как в США, но кому нужно, тот снимет (итальянские неореалисты снимали в разоренной войной Италии, и как снимали!). У нас есть хорошие и талантливые кинематографисты. Но…

Обратите внимание

Рассмотрим пример – редактор кино. Это очень классный спец, может быть он даже закончил киноведческий факультет. Редактор – это рулевой сценариста. Что мы видем сейчас? Редакторы Российского кинематографа обложились книгами, типа, “История на миллион долларов”, “Тысячеликий герой” итд. (для те, кто не в курсе – это книги про то, как снимают кино в Голливуде).

Теперь редакторы тянут русские сюжеты на прокрустово ложе американской формы (ничего не имею против американского кино): обыденная жизнь героя, зов героя к приключениям, отказ героя, передум героя и отправление его к приключениям, волшебный помощник, опасность, мнимая смерть, воскрешение героя. Ну, ок, только у этих схем торчат во все стороны швы и ребра.

Сюжет стал предсказуемым.

И под занавес, история от знакомого. Он написал сюжет. Редактор и продюсер пригласили его ,чтобы сказать, что они придумали, как нужно все сделать в этой истории (придуманной другим человеком, да?). Они несли пургу, изодрали и изуродовали его сюжет. Не выдержав, мой коллега спросил: “Что кончали?”. Редактор экономист, а у продюсера богатая родня. 

Всем хороших каникул. И даже счастья.

Источник: http://www.spletnik.ru/blogs/pro_kino/152723_kak-ya-postupala-vo-vgik

Как я поступала во ВГИК

Я поступала уже третий год во все театральные вузы одновременно, как это обычно делают абитуриенты.

Читайте также:  Куда поступить с биологией: куда поступать с биологией, куда поступать с биологией после 11 класса

Для тех, кто не знает, объясняю: пройти при поступлении надо 4 тура, на каждом туре читать басню, прозу, стихотворение, петь песню, далее пластический конкурс и коллоквиум (собеседование).

Если все это прошёл, допускаешься до вступительных экзаменов по русскому и литературе (это уже самое легкое). Удачно прочёл на первом туре – идёшь на второй, потом на третий и т. д. Слететь можно с любого тура. Конкурс огромный: 300, а то и 500 человек на место.

И каких только историй связанных с поступлением со мной за это время не случалось, но такое случилось впервые.

Так как я поступала уже третий год, мне было уже неполных 23 года. На стандартный вопрос комиссии «сколько вам лет?», я всегда отвечала «19», потому что если я называла реальный возраст, то было два варианта развития событий:Первый – после моего ответа члены комиссии задавали каверзный вопрос очень подозрительным тоном: «А чем вы занимались все это время?».

Каверзность этого вопроса была в том, что чем бы ты не занимался все это время, ты будешь отправлен туда же. На самом деле, им было совершенно все равно, чем ты занимался. Им просто надо было знать, куда тебя отправить.И второй вариант- члены комиссии долго и напряжённо молчали, глубоко вздыхая, что означало: «Да ты уже старая, милочка, для поступления на актёрский факультет!».

И в том, и в другом случае следовал отказ.

В кабинет к приемной комиссии заводили стандартно по 5 или 10 человек. Записываться надо было с утра и, тогда, может быть, к вечеру попадёшь. И то, не факт. В этот раз я поступала во ВГИК к Соловьеву.

Важно

Подходила моя очередь, я уже знала, что пойду в следующей «пятерке» и терпеливо ждала с остальными абитуриентами. Через какое-то время нас пригласили. Мы вошли в аудиторию 206 и сели на стулья. Я оглядела приемную комиссию: справа от меня сидел мастер курса Сергей Александрович Соловьев.

Он был похож на Волшебника: весь седой, с бородой и в белом пиджаке. От него как будто исходил свет и заполнял все пространство вокруг. Он мне сразу понравился, я его как будто «узнала», хотя до этого мы с ним лично никогда не встречались.

Мне было ясно с первого взгляда, что этот человек способен творить чудеса, хотя я не знала тогда, какое чудо он сотворит в моей жизни.

Дальше сидели, судя по лицам, «тоже какие-то очень важные люди», позже я узнала, что их зовут Наталья Федоровна Орлова, преподаватель по актёрскому мастерству и Валерий Давидович Рубинчик, второй мастер курса. И группа выпускников предыдущего курса. По их заинтересованным глазам и веселым улыбкам это было сразу видно.

Я потом с таким же лицом смотрела на абитуриентов, когда закончила ВГИК и сама сидела на прослушиваниях с Соловьевым. И как-то раз, увидев одного замечательно парня, не выдержала и вскрикнула: «Сергей Саныч, возьмите его! Он такой талантливый!». «Ясен пень, что талантливый, – ответил мне Сергей Саныч, – конечно, возьму».

Но это было уже 4 года спустя.

А пока я сидела среди абитуриентов и ждала своей очереди, чтобы прочесть басню, прозу и стихотворение. За два предыдущих года я их столько начиталась! Что я только уже не читала и каких только оценок не слышала. Помню, как-то в Щуке сидевший в комиссии А. Галибин (в общем то он один тогда и сидел) все мое выступление проговорил по телефону. «Але, да-да, я вас слушаю…

» , – взял он трубку, как только я приготовилась читать. Я подумала, что он мне говорит, и начала со стихотворения Цветаевой: «Вчера ещё в глаза глядел, а нынче все косится в сторону…». «Да-да, очень хорошо», – продолжал он говорить по телефону, а я продолжала читать. «Я глупая, а ты умён, живой, а я остолбенелая».

«Да-да, угу, да что вы говорите ! Замечательно! Просто Великолепно!», – продолжал он, и я тоже продолжала: «Спрошу я стул, спрошу кровать: «За что, за что терплю и бедствую?»». «Простите, у меня сейчас не так много времени. Да-да, я вам обязательно перезвоню. Ага, хорошо. До свидания», – произнёс Галибин и повесил трубку. Я как раз закончила читать.

«Ага, достаточно, подождите пожалуйста за дверью», – обратился он ко мне. Я вышла из аудитории, и долго ещё потом ждала, что он мне перезвонит.

Или тоже в другой раз в Щуке член приемной комиссии, когда я приготовилась читать, закрыл себе глаза рукой, хотя я ещё и не начала даже, видимо насмотрелся в тот день. «Уберите пожалуйста руку, – попросила я его твёрдо,- сядьте нормально». Член комиссии немного опешил, но выполнил мою просьбу. И в тот день, кстати, пропустил на следующий тур.

«Захарова Евгения!»,- произнёс Соловьев, когда подошла моя очередь.- Прошу». Я вышла в центр. Ещё раз окинула комиссию взглядом, посмотрела каждому в глаза. Я прошла уже столько прослушиваний, что уже почти не волновалась. «Чехов. «Супруга»», – объявила я и погрузилась в рассказ.

Параллельно вдруг я заметила, что окошко было открыто, оттуда дул легкий ветерок, пахло свежей травой, слышался гул машин, визги детей и ещё какие-то звуки, которые смешивались, переплетались и рождали новые. Они походили на отзвуки времени: то ли прошлого, то ли будущего. Я слушала их и, как мне казалось, читала.

Совет

В какой-то момент я очнулась, увидела, что комиссия сидит в полнейшей тишине и уже где-то с минуту, ждёт, когда я начну читать! До меня дошло, что все это время я читала про себя, а вслух не произнесла ни звука! Я вдохнула воздуха и начала : «Ты странная женщина…». «Достаточно», – тут же произнёс Сергей Саныч.

Все члены комиссии вопросительно посмотрели на него, не понимая, почему он прервал меня.

«Присядь на стульчик, сюда», – попросил меня Мастер. Я села на стул прям напротив него на расстоянии вытянутой руки. «Читай сначала», -попросил он. «Чехов. «Супруга»», – объявила снова я. А потом посмотрела в его внимательные, глубокие глаза, в которых, казалось, жили все его картины, в которых, казалось, можно было прочесть всю его жизнь.

Я не верила своему счастью: «Боже! С каким человеком я рядом сижу! Как же мне повезло!». Не знаю, что он думал в этот момент, но пока я размышляла о своём, прошла опять минута полнейшего молчания.

В какой-то момент я снова очнувшись, поняла, что сижу в полуметре от Сергея Соловьева, молча смотрю ему в глаза, а все челны комиссии и остальные присутствующие молча смотрят на меня. Я опять вдохнула воздуха и начала: «Ты странная женщина…». «Достаточно», – сказал Сергеи Саныч.

Члены комиссии и все остальные, в том числе и я, недоуменно посмотрели на него. «Сколько тебе лет?», – спросил мастер. «19», – соврала я по привычке, не моргнув глазом. «Садись на место», – велел он мне, и я вернулась.

Когда все закончили читать, нас попросили, как и полагается, подождать результатов за дверью. Я думала, что не пройду. «Ну вот, – думала я, – опять толком не послушали». Но к моему удивлению в списке прошедших на следующий тур прозвучала моя фамилия. Нас всех снова попросили войти в аудиторию. Сергей Саныч подозвал меня к себе и сказал: «Я беру тебя на курс. Сразу.

Не нужно тебе все эти туры проходить. Но ты ходи на них все равно, потому что во ВГИКе правила такие, так уж положено. Смотри только, куда-нибудь в другое место не поступи! И, Женя, я тебя умоляю, только сдай ЕГЭ! Потому что если ты его не сдашь, я ничего сделать не смогу!». ЕГЭ я сдала. Но это было уже потом. А пока я совершенно счастливая стояла в аудитории 206.

Читайте также:  Зачем отращивают бороду мужчины? как быстро отрастить бороду? советы, способы, причины, стоит ли отращивать и для чего, сколько времени требуется, борода в психологии

Позже мне передал, что когда я вышла после прослушивания и Сергей Саныч объявил, что собирается меня пропустить, члены комиссии поинтересовались: «А почему вы ее берёте, она ведь ничего не прочитала?». На что Сергей Александрович ответил: «Зато она гениально молчит».

Обратите внимание

Когда мы уже учились на курсе, Наталья Федоровна рассказывала, что во время вступительных прослушиваний у нас у всех была подпольная «кличка», так как по именам они ещё нас не знала. Так вот у меня была : «та, которая молчала».

Та, которая молчала, Евгения Захарова.

Источник

Источник: https://www.infox.ru/opinion/253/Evgeniya+Zaharova/191413-kak-a-postupala-vo-vgik

Советы поступающим во ВГИК

Дата: 24.07.2012 Просмотров: 7249 Автор: VIPER0

ВГИК является одним из самых престижных вузов Москвы.

Ежегодно он выпускает немало молодых специалистов: кинооператоров, звукорежиссеров, киноведов, продюсеров, а также мультипликаторов и специалистов по компьютерной графике и т.д.

Вуз известен во всем мире, так как в его преподавательский состав входят лучшие профессионалы в области театра и кино, а студенты и выпускники университета нередко становятся лауреатами международных конкурсов.

Конкурс при поступлении здесь очень высок и доходит до нескольких десятков человек на место.

Прием производится не только по результатам ЕГЭ: от абитуриентов требуется прохождение дополнительных вступительных экзаменов в самом вузе и, зачастую, предоставление определенного портфолио.

Так, к примеру, для того, чтобы поступить на художественный факультет, необходимо предоставить несколько живописных и графических работ, а затем сдать экзамены по композиции, рисунку и живописи.

Для тех, кто желает поступить во ВГИК, существуют подготовительные курсы на все факультеты вуза. Стоимость таких курсов определяется индивидуально на каждом факультете. Курсы проводятся в вечернее время по будним дням, а срок подготовки составляет от 1 до 8 месяцев. Шансов на поступление, в случае, если человек очень успешно окончил курс подготовки, серьезно возрастает.

В случае если абитуриенту не удается поступить в университет на бесплатной основе (количество бюджетных мест в 2012 составляет от 7 до 21 в зависимости от выбранной специальности), то в вузе есть места для платного обучения. Расценки на обучение постоянно возрастают, поэтому на данный момент самое дешевое обучение на внебюджете производится по специализации «артист драматического театра и кино» и составляет 161 779 рублей за первый курс.

Важно

Студентам университета, прибывшим на обучение из других городов и стран, может быть предоставлено общежитие на все время обучения. Стоимость проживания для студентов-бюджетников составляет 55 рублей за месяц, для внебюджетников – 5000 рублей. Важно также отметить, что начиная с 2009 года ВГИК не предоставляет абитуриентам общежитие на время поступления.

Университетом предоставляется отсрочка от армии. Подробную информацию по поводу отсрочки можно посмотреть на официальном сайте ВГИКа в справочной информации для абитуриентов.

Для людей, имеющих высшее образование, при вузе проводятся Высшие курсы кино и телевидения. Они предназначаются для повышения квалификации и переподготовки по некоторым из кинематографических профессий: кинорежиссуре, кинодраматургия, киноведение, актер театра и кино и т.д. По окончании обучения ВГИКом выдается государственный диплом о профессиональной переподготовке специалиста.

Надо отметить, что ВГИК является единственной государственной киностудией в России, которая обладает киностудией, оснащенной оборудованием для полного технологического цикла производства кино.

Располагается главный учебный корпус по адресу 3 по улице Вильгельма Пика. Все справки можно получить по контактным данным, указанным на странице http://www.movuz.net/vgik.php.

Источник: https://www.dzerghinsk.org/publ/staties/poleznye_stati/sovety_postupajushhim_vo_vgik/40-1-0-2479

Как поступить во ВГИК? Испытания и экзамены в государственном университете кинематографии имени С. А. Герасимова

Поступить сюда – мечта многих юношей и девушек. Ежегодно конкурс среди абитуриентов – более 100 человек на место. Из них отбирают только 10% счастливчиков. Значит, что попасть на первый курс ВГИКа все же реально. Сегодня мы поговорим, как стать студентом Всероссийского государственного института кинематографии имени С. А. Герасимова.

Во ВГИКе дают прекрасное образование, которое высоко ценится во всех странах мира. Это один из немногих кинематографических вузов, где есть собственная учебная киностудия с павильонами, учебный театр, художественные мастерские. Практические все выпускники института устраиваются работать по специальности.

Какие направления есть во ВГИК?

В институте подготовка студентов ведется по очной и заочной формам обучения. Одновременно вы можете подать документы на три направления из следующих:

  • Актерское искусство, проходной балл – 242, выделено по 18 мест в каждой мастерской.
  • Режиссер игрового кино-, телефильма – 289 баллов, запланировано 12 мест.
  • Режиссёр неигрового кино-, телефильма – 295 баллов, 8 мест.
  • Режиссёр телевизионных программ – 295 баллов, 8 мест.
  • Режиссёр анимации и компьютерной графики – 288 баллов, 8 мест.
  • Режиссёр мультимедиа – 242, 10 мест.
  • Звукорежиссура аудиовизуальных искусств – 276 баллов, 12 мест.
  • Кинооператорство – 252 балла, 18 мест.
  • Художник кино и телевидения – 273 балла, 5 мест.
  • Художник кино и телевидения по костюму – 308 баллов, 5 мест.
  • Художник анимации и компьютерной графики– 259 баллов, 7 мест.
  • Художник мультипликационного фильма – 308 баллов, 5 мест.
  • Драматургия – 294 балла, 10 мест.
  • Киноведение – 289 баллов, 10 мест.
  • Продюсерство – 262 балла, 11 мест.

Количество баллов и мест, оплаченных за счет федерального бюджета, указано по состоянию на прошлый год.

Какие экзамены вас ждут?

Для всех специальностей обязательна успешная сдача ЕГЭ по русскому языку и литературе. А вот программы творческих, профессиональных испытаний и собеседования немного отличаются. Для удобства их называют турами. Они оцениваются по 100-балльной шкале. Положительным результатом можно назвать получение более 41 балла.

  • Содержание профессионального испытания

Для актеров – это фото- и видеопробы. Для режиссеров – чтение отрывка художественной прозы, стихотворения, басни, а также различные творческие задания, в ходе выполнения которых нужно проявить фантазию, наблюдательность, образное мышление. У звукорежиссеров оценивается общая техническая грамотность.

Кинооператоры проходят экзамен на знание истории фотографии, фотоискусства и технологии. Будущие живописцы и графики выполняют задания по живописи и рисунку. Драматурги представляют литературные работы на оценку в приемную комиссию.

Совет

Киноведам нужно заранее приготовить несколько творческих киноведческих статей: биографию, рецензию на фильм, книгу о кино, непосредственно на испытании им нужно написать письменную работу по киноискусству.

Продюсеры также проходят испытание в письменной форме, им необходимо выполнить задания на тему функции продюсера в кинопроцессе, решение творческо-производственных задач и т. д.

  • Содержание творческого испытания

Для актеров – это исполнение этюдов на заданную тему, чтение наизусть отрывков из литературных произведений. Для режиссеров – письменная работа в форме этюда на основе жизненных впечатлений. Звукорежиссеры выполняют письменное задание по просмотренному фильму.

Кинооператорам необходимо представить портфолио из 10 снимков разных жанров, а потом пройти еще и практическое испытание. Поступающие на «Живопись» и «Графику» выполняют два задания по композиции. Драматургам необходимо написать литературный этюд на одну из предложенных тем. Киноведы пишут рецензию на предложенный фильм.

Продюсеры проходят испытание в устной форме, в основном, нужно подготовить аргументацию в пользу создания аудиовизуального произведения.

Во время последнего тура оценивается общий культурный уровень абитуриента. С каждым поступающим проводится индивидуальная беседа на тему выбранной специальности. Разбираются работы, представленные в приемную комиссию, а также письменные экзаменационные задания.

Из года в год программы вступительных испытаний могут изменяться, поэтому прежде чем начать подготовку, уточните эту информацию на официальном сайте вуза. Учтите, что запись на прослушивания и просмотры заканчивается примерно в конце мая, поэтому поторопитесь.

Как повысить свои шансы на поступление?

При ВГИКе работают курсы профориентации. Здесь вы можете пройти подготовку к поступлению и попробовать будущую профессию, как говорится, на вкус. Занятия проводятся с октябрь по мая, три раза в неделю, преподают сотрудники института. Присоединиться к ним можно в любое время, поскольку группы набирают ежемесячно. 

Источник: https://Ege-Merlin.ru/kak_postupit_vo_vgik_ispyitaniya_i_ekzamenyi_v_gosudarstvennom_universitete_kinematografii_imeni_s._a._gerasimova.html

Ссылка на основную публикацию